я моя любимая

Инакомыслие не зло, оно иное мышление, не такое как у тебя.

Моего героя зовут Авраам, сделаю оговорку, что первые двадцать семь лет своей жизнь он был Аркадием. Он, подведя промежуточные итоги, получил «зачет» – дом построил, сыновей много родил и дерево, больше похожее на куст, посадил.

Он молодец, среднестатистически оценивая.

Продвигаясь за своими «зачетами» по жизни, он выбрал место себе. Место подходило ему по сути внутренней, но не географической, но выбор был сделан в пользу сути, за что выражаясь на молодежном сленге «респект и уважуха». Географически историческая, и она же новая, Родина простиралась в окружении враждебном. Но Авраам верил и данную ему Б-гом Субботу и в то, что кругом враги, причем в последнее даже более рьяно и агрессивно.

В бытность свою Аркадием он крутил романы с «гойскими» девушками ни мало не задумываясь о том, что залети какая-нибудь из них, то будет на свет произведено чадо, которое в лучшем из случаев окажется «сыном еврея». Но был он юн и весел в те времена и не вчитывался в Тору, и Субботам радовался с точки зрения свободной от родительской опеки жилплощади, а не по иным причинам.

В то далекое время были мы с ним однокурсниками, а не оппонентами в спорах как теперь. Я была легкомысленной. Он был обаятельным раздолбаем. Вокруг кипела ежедневно теряющая патриотизм Москва.   И так много знакомого народа собиралось «свалить», что причины не особо обсуждались. Нас разбросало по странам, мы потеряли контакты друг друга.

Пару лет назад в пятизвездочном отеле на Земле Обетованной, на берегу Мертвого, и не понравившегося мне запахом, моря мы столкнулись  Слово «столкнулись» проявилось во всей своей двусмысленности. Для начала, за утренним молочным завтраком я физически налетела, задела телом о тело, немолодого мужчину в кипе, который шарахнулся от меня как от чумы. Я удивилась, бросила «Sorry» ему вслед и ухватилась взглядом за что-то мимолетно знакомое в чертах лица. «Аркадий?»  «Я уже много лет Авраам, Лялечка», - ответил человек, подтвердив тем самым факт нашего предыдущего знакомства.

Надо было разбегаться сразу после физического столкновения и не доводить до столкновения понятий, но общая молодость, помноженная на любопытство, втянула нас в общение.

Жена его, занятая шестью детьми, в дискуссиях не участвовала, муж мой проявил больше интереса к джакузи на террасе нашего номера, чем к беседе. 

Мы общались через стол на веранде ресторана, во время нашего общения Авраам-Аркадий неодобрительно поглядывал на методично заполняющуюся окурками пепельницу передо мной.

Я многое узнала от него. Не нового, но это был взгляд с другого ракурса, с ракурса, с которого посмотреть я никогда бы не придумала сама. И дело было не в его отношении к традициям и обрядам, не в его отношении к «арабской угрозе»… Дело было в том, что он не признавал как таковой возможности существования другого взгляда. Я была в отпуске и меньше всего мне хотелось рушить стены его крепости. Для меня это была болтовня на тему, а для него это была тема-лейтмотив.

«Шабатный лифт» казался мне медленным и забавным, а ему разумным и единственно возможным. «Чизбургер» был для меня американским бутербродом, а для него не кошерной пищей. Израиль был для меня страной, которую можно обсуждать, а для него Святой Землей, которую нельзя критиковать.

Мы не рассорились. Мы теперь в переписке. Устное общение с Авраамом осложнено тем, что каждая его фраза начинается вводными словами «ты не понимаешь, что…». В письменной речи он, как человек разумный, заменяет этот оборот на «постарайся понять», что существенно меняет тон нашего общения.

Пауза с последнего нашего общения затянулась. Мы говорили об общечеловеческих ценностях – семье, любви. Приводили примеры. Я рассказывала ему, как двенадцать лет назад развалила ячейку общества (если быть честной- то даже две) и ушла от мужа. Почему? – спросил он. Любовь, - ответила я. Эмоции это не причина уничтожать брак, - несколько менторски сказал он. Ну а дальше слово за слово, короче, перерыв в общении.

 Любовь – причина для всего. И повод всего. И начало всему. Мы не договоримся. В его академии другие правила. Обсуждать их бессмысленно. Он их принял. Я нет. Земля Обетованная тут абсолютно не причем.

Мне одинаково чужды все религиозные догмы всех религий. Каноны лишают легкости. А молиться по расписанию и по книге, мне также странно как быть третьей женой в гареме.

Но, специально для Аркадия, если он способен услышать меня сквозь Авраама, - я вполне себе допускаю, что есть на свете женщины, которым нравится быть третьей женой, есть люди, которые искренне соблюдают пост, есть те, которым каждая Суббота праздник, нас много и мы разные, и мы имеем право быть разными.

Аркаш, инакомыслие не зло, оно иное мышление, не такое как у тебя.

Я верю, что Создатель один, и что Он мне улыбается, я тоже верю. И , мне кажется, что весящие на одной цепочке козерог, крестик и звезда Давида,  Создателя не напрягут.

В моем представлении о Всевышнем, у него есть чувство юмора.

 И, что очень для меня значимо, Он терпим.

я моя любимая

Петров.

Петров.

Петров человек разумный, с несколько повышенным для современного мира чувством тревожности, но не дерганный. Образованный, в том смысле, что начитанный и с высшим образованием. Воспитанный, в плане открыть перед женщиной дверь и встать с кресла, кода старший по возрасту входит в помещение. Рациональный, способный на два хода вперед посчитать, способный эмоции погасить и подумать, а не сразу послать. Семейный, так как в графе семейное положение написано, что женат. Аккуратный такой, во всем,  и в одежде и в словах-выражениях. Закрытый, но эрудированный, так что беседовать с ним приятно. Петров вообще парень положительный с минимальным набором милых вредных не напрягающих окружение привычек.

Можно на Петрова и под другим углом посмотреть.

Подавал в юности большие надежды. Мог стать ученым физиком. Может даже большим ученым. Но был способен, а не талантлив. И был усидчив, но не усерден. Да и время подвело, наука была в загоне, а альтруизма не хватило. Петров пошел по управленческой части. И опять же – большие надежды, радужные перспективы. Но не хватило здоровой авантюрности. Задачи попадались не достаточно масштабные. Коллективы приятные во всех отношениях не способствовали карьерному росту. Застрял Петров где-то в среднем управленческом звене в среднего размера бизнесе, с нескромными, но вполне себе, средне статистическими доходами. В юности Петров к девушкам на седьмой этаж по водосточной трубе с букетом в зубах не залезал,  да и девушки из-за него под поезда не бросались. Но и они ему нравились, и он им,  без особого эпатажа и разбитых сердец, но с достойным послужным списком, к тридцати Петров  был женат. Голодать Петрову в жизни не приходилось, но и квартирой с окнами на Марсово поле не владел.  За спасение  редких животных не боролся, но и заведенную женой кошку не прогнал. Что-то еще? Почерк. Почерк у Петрова красивый, да и пишет он перьевой ручкой с золотым пером, чудная, я вам скажу, для наших дней особенность.

Можно и с другого ракурса попробовать Петрова описать.

Он, безусловно, не Ален Делон, но наружности приятной. Без самцового обаяния Бильмандо, без брутальных черт, но и ботаником не назовешь. Стоял бы он в большой поточной аудитории за кафедрой, обязательно нашлось бы две-три студентки, которые бы положили на него глаз.  В военной форме его представить сможет только особь, наделенная экстраординарным воображением. И скорее Петрова можно представить на пятом свидании с девушкой в театре, нежели в бане, и по его вкусовым и эстетическим возможностям.   Коллегами Петров скорее уважаем, чем любим. Сообщая сотрудникам неприятные новости, он их скорее огорчает, чем раздражает. И случайному хаму в кафе Петров вероятнее укажет на дверь, чем даст по морде. Заставшего жену с любовником Петрова,  проще себе представить уходящим и разводящимся без скандала, нежели   перебившим вдребезги посуду в доме и сорвавшим голос, выясняя отношения, но оставшимся с ней,  единственной и главной женщиной его жизни.   Слишком адекватный Петров человек, чтоб украсть миллион или влюбится в королеву. Слишком трезвый, чтоб сесть в поезд, уходящий в неизвестном направлении. Предсказуемый Петров, что устраивает подавляющее большинство окружающих.

Приятели о Петрове говорят, что он человек легкий и «не напрягающий». Жена говорит, что характер у него тяжелый,  и только она одна знает насколько тяжелый. Бывшая любовница говорит о нем предельно корректно и нейтрально, то есть не осчастливил и не обидел девушку. Я бы подарила ему охапку соломы, чтоб носил ее с собой Петров на случай падения, так как он мне симпатичен, и я не хотела бы, чтоб он ушибся.

А тут еще Щербаков из динамика «юнцом не ползал по окопам, не лазил к барышням в альков, не иммигрировал в Европу из-за незнанья языков».  И мысленно я спорю со Щербаковым, что зря он так о Петрове, Петров язык выучит запросто, роман он на выученном языке не напишет, а бизнес план легко. Я в Петрова верю, а Щербаков нет. Хотя при чем тут Щербаков? Он же не о Петрове поет. И при чем тут Петров? Я же не о Петрове пишу ;).   

я моя любимая

Папина дочка.

Я не умела плавать. Мне было шесть лет. Мне очень хотелось плавать. И папа меня научил. Он вытолкнул меня из лодки, и я поплыла.
Я боялась прыгать с деревенского моста в речку. Мне было тринадцать. Мне очень хотелось прыгать с моста. И папа меня научил. Он столкнул меня с моста, и я прыгать научилась.
Я очень хотела научиться играть в преферанс. Папа спрашивал, чем я собираюсь расплачиваться за проигранные висты. Денег у меня своих не было, ясное дело, в пятнадцать лет. И папа определил ставку в один квадратный метр вымытого пола за десять проигранных вистов. В институте меня совершенно не интересовала стипендия – полы отбились с лихвой.
Я сомневалась, уходить ли мне от мужа в Америке. Мне было двадцать один год тогда. Но уйти хотелось. Папа предложил проводить его в Нью-Йорк из Сан-Франциско, где и оставил меня одну на недельку подумать. Ушла от мужа. С тех пор не боюсь уходить.
В двадцать семь я попросила папу взять меня работать к нему на завод (папа был директором завода). И папа не взял, объяснив, что не взял не потому, что дочка, а потому, что баба и не бабское дело командовать заводами. В двадцать восемь я создала свой бизнес и начала командовать в нем.
Недавно пожаловалась папе, что расклеилась. Что делать говорю, скажешь? Сказал: возьми белый лист и напиши на нем - Я тряпка. И что с этим делать? – спрашиваю. Читать, - говорит, - либо до тех пор, пока не поверишь в это, либо пока не соберешься в кучу.
Я собралась. Папина дочка.
я моя любимая

Записка грустного оптимиста.

- Что-то у нас мама последнее время не смеется совсем, только улыбается.
- Мама грустит.
- А улыбается почему?
- Мама у нас оптимистка неисправимая. Вот и улыбается. Оптимисты так грустят, улыбаясь.
я моя любимая

Доза хорошего настроения.

Понятия не имею кто автор. Мне АДТ подарил. Вот:

Женщины о себе:

1. Женщина сказала – Женщина сделала! Если Женщина сказала и не сделала, значит Женщина по-шу-ти-ла.

2. Умная девушка всегда знает, когда включить дуру.

3. Я вся такая легкая, такая воздушная, такая неземная, такая смелая, неотразимая.........Короче, пьяная я сегодня!

4. Женская логика: "Лучше по-хорошему скажи, иначе я сама додумаю, хуже будет!"

5. Счастье - это когда ты ходишь в его футболке, без косметики, с нелепым хвостиком на голове и для него ты самая красивая на Земле!

6. Решила по дому мужскую работу сделать сама, легла на диван, смотрю телевизор. Тяжело, не спорю, но надо...

7. Тридцать - это те же двадцать, только более ухоженная, самостоятельная и уверенная в себе!

8. Все, что делает женщина дома - незаметно. Заметно становится, когда она это не делает

9. Женская логика создана для того что бы офигела мужская психика....

10. Я - сильная женщина. Могу мусор вынести, а могу и мозг.

11. Поехала забирать пьяную подругу из гостей...Теперь сидим, ждем пока нас заберут....

12. Батюшка, я не пью, не курю, мужу не изменяю, работаю...скажите, я правильно живу? – Правильно, дочь моя...Вот только зря...

13. Сегодня утром поняла, что старею: блины стали получаться все лучше и лучше)

14. Я – девушка тихая, скромная... Обидите, - тихо закопаю, скромно отпраздную...

15. Единственный человек для которого ты всегда худая и голодная - это бабушка!

16. Не брать трубку, когда звонит мама, нельзя. Ведь после десятого звонка я считаюсь пропавшей без вести и лежу с перерезанным горлом в канаве.

17. Умная женщина никогда не кричит на мужчину... Приказы отдаются спокойно, четко и ясно!

18. Предложила ему кофе, а он на грудь уставился, может с молоком хочет?

19. Ни что не помогает по хозяйству так, как отключенный интернет.

20. Главное в диете -- это сон... Вовремя не уснула -- все.... обожралась!

21. Женщина-как инспектор ГАИ: фигни наговорит, деньги отберет, настроение испортит... А ты еще и виноват!

22. Ушла лечить нервы... Буду поздно, пьяная, добрая, счастливая.

23. Раньше погулять отпрашивалась у мамы....Теперь - у мужа... Блин, у мамы проще было....

24. Нам, женщинам намного легче, чем мужчинам: С работы пришла, в магазин сходила, постирала, убралась, детей накормила, уроки проверила, корову подоила, ужин приготовила - и все, весь день свободна!

25. У меня новая эротическая фантазия - хочу выспаться во всех позах!

26. Я не люблю выходные! Только настроишься посидеть возле камина с чашечкой кофе в кресле-качалке... И тут вдруг выясняется, что  у тебя нет ни камина, ни кофе, ни кресла- качалки.

27. За рулём чувствую себя богиней.... Я еду, а муж молится!

28. Я, как идеальная женщина, всегда знаю когда необходимо промолчать, но ведь... зараза... не могу..

29. Всё!!... ХУДЕЮ! Уже купила кефир. Сейчас из него ...оладьев ...нажарю!
я моя любимая

Горе горькое - HELP!!!

Значит так:
у меня из 10 Gb осталось свободными 71,3 Kb.
Как легко догадаьбся картинки не грузятся - им  некуда.

Что делать?
Я бы просто купила дополнительное место на диске - но как?

Ужас - компьютеный кретинизм страшная штука.

Помогите.

У меня столько классссных картиночных впечатлений - ну хочется выложить...

Или мне теперь другой блог заводить?

Умные жжисты - подскажите как девушке обрести дополнительное место для картинок?

Плиииз!!!