April 5th, 2012

я моя любимая

Петров.

Петров.

Петров человек разумный, с несколько повышенным для современного мира чувством тревожности, но не дерганный. Образованный, в том смысле, что начитанный и с высшим образованием. Воспитанный, в плане открыть перед женщиной дверь и встать с кресла, кода старший по возрасту входит в помещение. Рациональный, способный на два хода вперед посчитать, способный эмоции погасить и подумать, а не сразу послать. Семейный, так как в графе семейное положение написано, что женат. Аккуратный такой, во всем,  и в одежде и в словах-выражениях. Закрытый, но эрудированный, так что беседовать с ним приятно. Петров вообще парень положительный с минимальным набором милых вредных не напрягающих окружение привычек.

Можно на Петрова и под другим углом посмотреть.

Подавал в юности большие надежды. Мог стать ученым физиком. Может даже большим ученым. Но был способен, а не талантлив. И был усидчив, но не усерден. Да и время подвело, наука была в загоне, а альтруизма не хватило. Петров пошел по управленческой части. И опять же – большие надежды, радужные перспективы. Но не хватило здоровой авантюрности. Задачи попадались не достаточно масштабные. Коллективы приятные во всех отношениях не способствовали карьерному росту. Застрял Петров где-то в среднем управленческом звене в среднего размера бизнесе, с нескромными, но вполне себе, средне статистическими доходами. В юности Петров к девушкам на седьмой этаж по водосточной трубе с букетом в зубах не залезал,  да и девушки из-за него под поезда не бросались. Но и они ему нравились, и он им,  без особого эпатажа и разбитых сердец, но с достойным послужным списком, к тридцати Петров  был женат. Голодать Петрову в жизни не приходилось, но и квартирой с окнами на Марсово поле не владел.  За спасение  редких животных не боролся, но и заведенную женой кошку не прогнал. Что-то еще? Почерк. Почерк у Петрова красивый, да и пишет он перьевой ручкой с золотым пером, чудная, я вам скажу, для наших дней особенность.

Можно и с другого ракурса попробовать Петрова описать.

Он, безусловно, не Ален Делон, но наружности приятной. Без самцового обаяния Бильмандо, без брутальных черт, но и ботаником не назовешь. Стоял бы он в большой поточной аудитории за кафедрой, обязательно нашлось бы две-три студентки, которые бы положили на него глаз.  В военной форме его представить сможет только особь, наделенная экстраординарным воображением. И скорее Петрова можно представить на пятом свидании с девушкой в театре, нежели в бане, и по его вкусовым и эстетическим возможностям.   Коллегами Петров скорее уважаем, чем любим. Сообщая сотрудникам неприятные новости, он их скорее огорчает, чем раздражает. И случайному хаму в кафе Петров вероятнее укажет на дверь, чем даст по морде. Заставшего жену с любовником Петрова,  проще себе представить уходящим и разводящимся без скандала, нежели   перебившим вдребезги посуду в доме и сорвавшим голос, выясняя отношения, но оставшимся с ней,  единственной и главной женщиной его жизни.   Слишком адекватный Петров человек, чтоб украсть миллион или влюбится в королеву. Слишком трезвый, чтоб сесть в поезд, уходящий в неизвестном направлении. Предсказуемый Петров, что устраивает подавляющее большинство окружающих.

Приятели о Петрове говорят, что он человек легкий и «не напрягающий». Жена говорит, что характер у него тяжелый,  и только она одна знает насколько тяжелый. Бывшая любовница говорит о нем предельно корректно и нейтрально, то есть не осчастливил и не обидел девушку. Я бы подарила ему охапку соломы, чтоб носил ее с собой Петров на случай падения, так как он мне симпатичен, и я не хотела бы, чтоб он ушибся.

А тут еще Щербаков из динамика «юнцом не ползал по окопам, не лазил к барышням в альков, не иммигрировал в Европу из-за незнанья языков».  И мысленно я спорю со Щербаковым, что зря он так о Петрове, Петров язык выучит запросто, роман он на выученном языке не напишет, а бизнес план легко. Я в Петрова верю, а Щербаков нет. Хотя при чем тут Щербаков? Он же не о Петрове поет. И при чем тут Петров? Я же не о Петрове пишу ;).